Mekishi Sauri
«Пусть стыдится подумавший плохо об этом»
Маги. Самая сильная и одновременно самая слабая раса, существующая здесь.
Сейчас, сражаясь с врагом, я это понимаю. Один в поле не воин... один в поле маг.
Вижу, как угасают силы противника, но я на исходе. Волосы из алого стали чем-то похожим на бледно-розовый, глаза побелели, зрачки расширены. Вкус битвы смешался с привкусом крови во рту. Я стиснул зубы, чтобы не кричать от боли и тяжести гнетущего груза. Я один.
Вы можете назвать магов трусами, когда они выступают из-за спин своих однополчан, нанося самый большой и критический урон по врагам. Но маги не трусы! Нет! Прикрываясь родным щитом, который лишь уменьшает наносимый урон, они всегда беззащитны перед противником. Первая стрела противника всегда попадет в хлипкие, как сам маг, доспехи. Оголенная спина - излюбленное место для удара любого противника. И магический щит не поможет, когда отравленная стрела прошивает насквозь бок.
Силы на исходе, а за спиной раздается шум, который не пугает, просто говорит о чем-то неизбежном. Но есть шанс, что маг успеет опередить того, кто за спиной.
Вспышка - тело обволакивает желтый свет, образуя непробиваемый магический кокон. Всего три секунды, чтобы прийти в себя. Нет времени ни на что. Маг лишь разворачивается самым уязвимым местом к своему врагу, чтобы узнать то, чего стоит ожидать из-за спины. В глаза бьет яркий свет - ответная вспышка. Красный свет от вспышки мага рассеивается в воздухе, оставляя лишь будоражащее ощущение прилива сил, недолгое... Вспышка напротив не красная, она белая. За ним стоит кто-то, кто выбрал сторону рая в битве с бездушными. Проходит всего несколько секунд и вспышка рассеивается, являя взору адского волшебника сначала лук, а затем и его хозяина - молодого райского лучника, который успел повидать много битв на своем пути. Рядом с ним нет никого из его союзников. Они одни против бездушного.
Не размениваясь на приветствие, одновременно начинают атаковать. Подлетев ближе, лучник поднимает свою луку кверху, рассеивая в воздухе часть энергии и даруя магу благословение, маленький шанс того, что стрела, предназначенная ему, промахнется.
Бездушный напротив силен, а они, кажется, последние, кто остались в этом мире, чтобы побороться за жизнь. Разгневанный и израненный противник решается на сильный массовый удар. И мы его получаем... лучник рядом падает замертво, а я чувствую, как меня обдувает легким ветром, как от взмаха крыльев. Тот маленький шанс сработал - я жив. Но я один, снова один.
Последняя попытка... если в этом мире остался кто-то живой, я делаю это для него. Нас не успеют найти жрецы, чтобы вдохнуть жизнь в еще теплые тела. Нас просто похоронят, продолжая гнать нечисть с земель Мира.
Раньше, удерживаемые магией раны открылись и стали кровоточить. Я прощаюсь с жизнью, так и не повидав её... Моя последняя вспышка: щит упал, но я еще стою. Руки вздымаются в воздухе, для сотворение нескольких простых заклинаний. Боль пронизывает тело с первого же взмаха. Но для того, что я запланировал, мне надо больше сил и уверенность в своих дрожащих в руках, что я точно повторю движения, выученные еще в детстве. Я умру, я это точно знаю, поэтому решаюсь использовать снадобье, приготовленное для особого случая. Вот он, мой особый случай.
Чуть согнув левую ногу в колени, приседаю, вытянув вторую ногу. Очертя ей пространство вокруг, собрав все силы, я поднимаюсь... за мной, прямо в воздухе, появляется пласт воды из которого рвется наружу водяной дракон. Я вкладываю последние силы, чтобы ударить и попадаю.
Враг не погиб. Мои силы иссякли и я вижу, как он готовиться ответить. Секунда ожидания неизбежного... и на меня снизаходит благословение. Раны на руках заживают прямо на глазах, волосам возвращается ярко-красный оттенок, а глаза вспыхивают бирюзой. Нежные, чуть голубоватый свет окутывает меня, окуная на доли секунды в забвение. Это ощущение поддержки, защиты.
Жрец защищен, сейчас я его щит. Вернее ее. Жрица, из наших. Я чувствую это, я вижу это. Ее вспышка энергии придает мне уверенности, потому что свет, окутывающий меня, излечивающий меня не только снаружи, но и внутри, дающий уверенность в победе.
Несколько заклинаний и враг повержен. Мы разом кидаемся к повисшему в воздухе телу. Его еще окутывает остаточная энергия, давая нам надежду на то, что жрица сможет вдохнуть в него жизнь.
Ей не хватает сил: не слишком много, но и не мало. Нужно серьезное восстановление, времени на которое у нас просто нет.
Битва прошла, но руки еще дрожат. Дрожат сильнее, чем во время битвы. Я расстегиваю свой доспех, чтобы найти хоть что-нибудь. Трясу броню, накидку, штаны, наручи... нужное снадобье оказывается припрятанным в сапоге. Дрожащими руками я передаю жрице бутыль с голубоватым снадобьем:
- Умоляю, скорее...
Ответа не следует. Жрецы, расы сидов, всегда молчаливы. Им нет времени отдавать приказы, они видят множества смертей. Их броня так же хлипка, но мощные крылья закрывают тыл и, если нужно, всего жреца, создавая преграду из перьев.
Маленькие голубые огоньки поднимаются от ступней вверх - она выпила снадобье и готова, чтобы попробовать... Прижимая руку к месту, где бьется ее сердце, сжимая крепче своей короткий посох она сосредотачивает силы, передавая их.
Белые искры поднялись над телом лучника, а через несколько секунд и само тело, поднялось в воздух. Светлый расправил крылья, открываясь в этот момент всему...

Теперь нас в поле не один, нас трое.

@музыка: Enigma – Moment of peace

@темы: Perfect World, Правила волшебника, С уважением, Мекиши Саюри